Структурализм: Ж. Деррида, М. Фуко. Р. Барт.

Во второй половине

XX в. в Западной Европе возникает новое направление, обозначаемое в це-

лом как "постструктуралистско - деконструктивистско - постмодерни-

стокий комплекс". Каковы ___________общие черты данного комплекса и кто его наибо-

лее видные представители?

Во-первых, в данном философском направлении реализуется так назы-

ваемый интердисциплинарный подход, отходящий от узкопрофес-

сиональной трактовки содержания философского знания (онтология, гно-

сеология, аксиология и т.д.). Здесь объектом философского исследования

является все, что может быть проинтерпретировано с целью поиска новых

смыслов. Текст же в этом случае понимается как любая система знаков, не-

сущая некую информацию и содержащая в себе любые скрытые смыслы.

Поэтому, в отличие от традиционных способов и приемов философского ис-

следования, здесь отдается предпочтение самым разным гуманитарным ме-

тодикам: философским, филологическим, историческим, политологическим

и другим.

Во-вторых, основой методологии исследования любого текста является

принцип деконструкции (лат. de… - отмена, устранение чего-либо). Смысл

деконструкции "как специфической методологии исследования литературно-

го текста заключается в выявлении внутренней противоречивости текста, в

обнаружении в нем скрытых и не замечаемых не только неискушенным, "на-

ивным" читателем, но ускользающих и от самого автора ("спящих", по выра-

жению Жака Дерриды) "остаточных смыслов", доставшихся в наследие от

речевых, иначе - дискурсивных, практик прошлого, закрепленных в языке в

форме неосознаваемых мыслительных стереотипов, которые, в свою очередь,

столь же бессознательно и независимо от автора текста трансформируются

под воздействием языковых клише его эпохи".

На первый взгляд кажется, что это вовсе не новое слово в философии, а

уже известная нам герменевтика. Однако это не так. В герменевтике тради-

ционно строится общая исследовательская программа, деконструктивизм же

отказывается от любой программы, рассматривая ее как дань классике. Цель

герменевтиков - понять текст - вообще становится для деконструктивизма

малозначимой. Для него главное - текст как таковой, выяснение того, как

форма, выразительные средства (особо среди них выделяется деконструкти-

визмом метафора) и смысл, но не единственно только он, а среди прочих,

оказывают влияние на любое содержание, облеченную в текстовую форму.

При этом текст может быть любым: как художественным, так и науч-

ным. Всё это вместе составляет основу в деконструктивизме так называемой



концепции "нарратива" (от лат. gnarus - знающий, осведомленный о чем-

либо), или "повествования". "Согласно этой теории, мир может быть познан

только в форме "литературного" дискурса; даже представители естественных

наук, например, физики, "рассказываются истории" о ядерных частицах".

Считается, что посредством нарратива мы придаём реальности форму и

смысл, упорядочиваем наш опыт по отношению к этой реальности посредст-

вом текстового (повествовательного) выделения начала, середины и конца,

центральной и побочной тем, т.е. человеческая способность рассказывать ис-

тории есть главный способ, каким людям удается упорядочить и осмыслить

окружающий мир.

Комбинируя слова, литератор или рассказчик даже вносит в мир нечто,

доселе в нём отсутствующее - новые типы личностей и виды предметов, спо-

собы поведения и существования. По мнению Р. Барта, "заявления, касаю-

щиеся "реализма" нарратива, не должны приниматься во внимание… Функ-

ция ___________повествования - не "представлять", а составлять зрелище… Нарратив не

показывает, не имитирует… С референционной, реалистической точки зре-

ния в повествовании буквально ничего не происходит. А "что происходит",

то - есть один лишь язык, приключение языка…".

В-третьих, для анализируемого комплекса характерной является кри-

тика рационалистических схем объяснения, что проявилось в постструктура-

лизме. Классический структурализм, основанный шведским языковедом

Фердинандом де Соссюром (1857-1913), искал некоторые исходные объясни-

тельные схемы, которые имелись, например, уже в первобытном сознании и

которые сохраняют свою устойчивость при различного рода преобразованиях

и изменениях. Для нас сегодня эти схемы оказались "закрыты" цивилизацией,

но их выявление способно многое объяснить (в силу их устойчивости) и в со-

временных культурных явлениях. Постструктурализм (лат. post - после),

напротив, предлагает свободный поток мысли и интерпретации, считая, что

любые "навязываемые" человеком и эпохой схемы объяснения заставляют



реальное положение дел подгонять под выдуманную кем-то систему, насиль-

но устанавливать некий порядок схемы. "Вне текста нет ничего" - таков девиз

постструктурализма. Есть только операции "разборки" и "сборки" текста

(или, иначе, деконструкции), цель которых "свести с ума структурализм,

культуру, общество, религию, психоанализ", - такова методологическая на-

правленность постструктурализма.

Наконец, в-четвертых, для исследуемого "постструктуралистско - де-

конструктивистского комплекса" характерно резкое изменение поля соотно-

шения между обыденным сознанием и теоретическим мышлением философа.

Если для классической философии обыденное сознание представляло собой

лишь объект для просветительской деятельности, то для нового направления

обыденное сознание (для которого найдена такая формула: "психология здесь

и теперь") становится не только равноправным объектом философских изы-

сканий, но занимает даже более значимое, приоритетное место.

Теперь, немного, о философских представителях данного комплекса.

Теоретические предпосылки постструктурализма и деконструктивмзма были

разработаны французским философом и литератором Жаком _____________Дерридой (род.

в 1930). В основу философской работы ("грамматологии") им ставится идея

принципиальной бесструктурности, интерпретация, понимаемая как свобод-

ная игра слов ("поэтическое мышление", по выражению Хайдеггера). Дело в

том, считает Деррида, что выбор изначальной смысловой структуры часто не

только не обоснован, а самим фактом своего существования просто как бы

закрывает от нас иные возможные смыслы.

Согласно грамматологии, у "письма" (так Деррида называет текст) нет

начала, так как любое письмо есть список с более раннего письма, которое, в

свою очередь, есть список (транскрипция) с предыдущего. Считая себя "нау-

кой мысли и разума", классическая философия стремится избавиться от

письма, тем самым упуская из виду важнейшую основу существования мыс-

ли. Поэтому, в противоположность традиционному исследованию текстов,

Деррида и предлагает их структурную деконструкцию, т.е. "расколдование"

от логицизма и рационализма в их построении и истолковании.

Еще более радикальную позицию занимает французский философ Ми-

шель Фуко (1926-1984), начавший свою деятельность как структуралист, осо-

бое место уделивший исследованию истории. История интерпретируется Фу-

ко не как общая цепь взаимосвязанных явлений, а как случайная совокуп-

ность замкнутых и разнородных событий. В основе же интерпретации исто-

рии лежат документы, т.е. тексты, которые, аналогично естественно-научным

фактам, выступают в качестве фактов исторических.

Но, здесь Фуко един во мнениях с Дерридой, специфика любого текста

позволяет его достаточно свободно интерпретировать. С точки зрения такой

интерпретации, считает Фуко, нельзя говорить о примате идеи непрерывно-

сти истории, сегодня приоритет надо отдавать идее прерывности. В то время

как традиционная история "видела свою задачу в определении отношений

(простой причинности, цикличности, антагонизма и проч.) между фактами и

датированными событиями, - пишет Фуко, - сегодня проблема состоит в ус-

тановлении и переустановлении рядов, в определении элементов ряда".

Такими рядами в истории выступают локальные замкнутые области, ко-

торые несводимы одна к другой и обозначаются как "эпистема" - проникаю-

щая дискурсивность (от лат. discursus - рассуждение, довод; в постструкту-

рализме и деконструктивизме - "речь", "языковое мышление"), от которой мы

не можем освободиться при рассмотрении истории. Эпистéма (франц. ерistéme)

- главное понятие книги Фуко "Слова и вещи. Археология гуманитар-

ного знания" (1966). Эпистемы - исторически изменяющиеся структуры, "ис-

торические априори", которые определяют, будучи сами скрыты от непо-

средственного наблюдения (в этом смысле они и существуют а priori - лат.:

независимо от опыта), условия и возможности образований сознания и куль-

туры в конкретный исторический период.

В европейской культуре Нового времени Фуко выделяет три эпистемы:

возрожденческая (ХVI в.), классического рационализма (ХVII-ХVIII вв.) и

современная (с конца ХVIII - начала XIX в. и по настоящее время). Основной

упорядочивающий принцип - это соотношение между "словами" и "вещами".

Именно это соотношение задает мыслительное своеобразие той или иной

эпохи.

Для Возрождения характерным является тождественность "слов" и "ве-

щей", классический рационализм характеризуется тем, что "слова" и "вещи"

опосредованы мыслительными представлениями, а современность характе-

ризуется тем, что жизнь, труд, язык как интегрирующие онтологические фак-

торы опосредуют "слова" и "вещи". Каждая эпистема не сводима к другой и

не выводима из другой. Следовательно, в основу истории в качестве ее прин-

ципа может быть положена случайность. Случайность, в свою очередь, наи-

более адекватно реализуется в понятии "безумие", что позволяет дать совер-

шенно иное от традиционного рассмотрение истории.

А может быть в основе интерпретации истории рассмотрен и фактор

развития сексуальности, что было предметом исследования Фуко в послед-

ние годы его жизни ("История сексуальности" в 3 томах, 1976-1984). Причём

Фуко анализирует сексуальность как политическую конструкцию, а не как

естественную, только природную данность, существующую независимо от

властных практик, которые, собственно и придают ей статус объекта, т.е.

формируют в обществе отношения между полами.

Особое место в деконструктивизме занимает творчество швейцарского

литературоведа Ролана Барта (1915-1980). Основным понятием в деконст-

руктивизме Барта является "смерть автора". Если для герменевтики, как

уже было показано, важен автор текста как личность, учет социокультурных

условий создания текста, то в деконструктивизме значим текст сам по себе, а

автором вообще можно пренебречь. По мнению Барта, текстовой анализ "не

ставит себе цель описание структуры произведения… Текстовой анализ не

стремится выяснить, чем детерминирован данный текст… цель состоит ско-

рее в том, чтобы увидеть, как текст взрывается и рассеивается в межтексто-

вом пространстве… Мы не ставим перед собой задачи найти единственный

смысл, ни даже один из возможных смыслов текста. Наша цель - помыслить,

вообразить, пережить множественность текста, открытость процесса означи-

вания".


6900964082633174.html
6900990750735393.html
    PR.RU™